Леснинский монастырь

 

Тексты и статьи


«…Не будем жалеть земного, чтобы не потерять небесного…»

(к вопросу о «разделениях» в РИПЦ)

Прошло более года с тех пор, как епископ Стефан, а с ним и Северо-Американская епархия РПЦЗ, ранее находившаяся под временным управлением Синода РИПЦ, вынуждена была объявить о переходе на автономное управление. Таковые действия были связаны в первую очередь с грубым попранием Соборности, которое стало практиковаться Синодом в последние годы.
В марте 2016 года отделились от Синода архиеп. Тихона и клирики Омско-Сибирской епархии. Получив от Владыки Стефана благословение на вознесение его имени за богослужением, они, Божией милостию, продолжили служение на своих приходах. Причины отхода были обоснованы в многочисленных обращениях и публикациях. Это, в первую очередь, те же погрешения против Соборности, а кроме того, озвученный уже после отделения Северо-Американской епархии, отказ от Предания РПЦЗ и еще некоторые существенные моменты, о которых можно прочитать в открытых письмах клириков.
Сейчас, в ноябре, в интернет-пространстве снова оживился интерес к процессам, протекающим в РИПЦ. Это связано с тем, что Синод выпустил ряд документов, запрещающих в служении еп. Стефана, «омских» клириков и отнимающий у знаменитого Леснинского монастыря взращенную им европейскую миссию.
Последние действия Синода связаны с тем, что и Лесна не осталась равнодушной к откровенному изменению курса, по которому ведут свою паству архиереи РИПЦ. Долгое время обитель пыталась мирным путем добиться от иерархов урегулирования конфликта. Однако мнение леснинских сестер игнорировалось столь же упорно, как перед тем позиция епископа Стефана и «омских» клириков.
Но и в этом положении Лесна постаралась остаться корректной. Архим. Евфимий, игуменья Макрина, сестры обители и прихожане миссии обратились в Синод с Прошением о предоставлении канонического отпуска для перехода под омофор  СИПЦ, деликатно объяснив это для широкой общественности лишь тем, что сложились благотворные условия для получения архипастырского окормления сербскими иерархами.
Однако Синод остался непреклонен. Архиереи не только не отпустили обитель, но еще и попытались отобрать у монастыря его детище – Духовно-просветительскую миссию. Действие абсурдное, напоминающее набирающую силу по всему миру практику отъема детей у родных родителей за измышленные преступления для передачи их в детские дома. Ведь, как замечено в Объяснительной Записке духовенства, «без базовой монастырской основы самостоятельное существование миссии невозможно…» и «монастырь, духовенство и миссию необходимо считать единым, неразрывным церковно-структурным звеном». Таким образом, искусственное и насильственное отделение миссии от Леснинской обители было бы равнозначно закрытию миссии. Приходы просто остались бы без окормления.
И все-таки миссия – это не просто некая административная структура, которую можно передавать из рук в руки простым росчерком пера. За этим прижившимся названием стоят живые люди, прихожане, желающие окормляться именно в Леснинской обители, и разделяющие взгляды сестер монастыря на действия Синода архиеп. Тихона.
Невольно обращает на себя внимание такая деталь – в Указах, адресованных Синодом Леснинскому монастырю и миссии, имя начальника миссии архим. Евфимия пишется, как «Ефимий». Такая же мелкая, но характерная деталька была и в деле «омских» клириков. 11(24) октября 2015 года на архим. Илию (Емпулева) было наложено прещение, и к указу о нем прилагалось так называемое «Предписание об адресах» датированное тем же числом. Этим интересным документом архиеп. Тихон предписывал о. Илие «передать список окормляемых архимандритом Илией приходов с указанием контактной информации приходов: адресов и телефонов». Думается, детали эти, сами по себе малозначимые, подтверждают оторванность архиеп. Тихона от клириков и мирян, формально пребывающих под его омофором.
Интересно, что за весь период, пока длилась полемика, Синод не предпринял ни одного шага к примирению. И «омские» клирики, и леснинские сестры долгое время пребывали в недоумении – почему же их письма, их Обращения остаются без ответа, словно Синоду совершенно безразлично, что думает и чем обезпокоено священство и паства. Когда же прозвучал «Ответ Синода…» «омским» клирикам, стало ясно, что ни о каком диалоге иерархи РИПЦ даже и не помышляют. Создается весьма странное впечатление, что в Синоде есть лицо или лица, желающие прекращения существования РИПЦ, как организации.

Многие сайты, комментирующие происходящее, оценивают последовательный отход Северо-Американской епархии, «омских» клириков, некоторых других приходов и наконец авторитетного Леснинского монастыря от Синода архиеп. Тихона, как «раскол», «развал», дальнейшее деление «расколков», как действия глубоко прискорбные, направленные на разрушение и уничтожение Истинного Православия. Согласиться с такими оценками, значит не увидеть главного – причины такового разделения.
А причина есть не более не менее, как погрешение Синода архиеп. Тихона против девятого члена Символа Веры. Нельзя не отметить, что отказ от Соборности иерархами РИПЦ обосновывается довольно оригинально. «Где в святых канонах говорится о том, что епископы должны публиковать протоколы своих собраний?» - пишут архиереи в своем документе «Анализ и критика  позиции еп. Стефана». Действительно, в Канонах Церкви, составленных в период с I по VIII век от Р.Х., не сказано, например, ни слова о том, что следует размещать протоколы заседаний Синода с интернете, на официальном сайте Синода… Правда, сказано «Верую… во Едину, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь…». И как должна, по мнению членов Синода РИПЦ, выражаться сегодня Соборность Церкви, совершенно непонятно.
Отказавшись опираться на Предание РПЦЗ и перекроив некоторые эпизоды истории Зарубежной Церкви, определив церковную политику Катакомбной Церкви времен Вл. Лазаря, как либеральную (см. «Ответ Синода на круг вопросов, затронутых в обращениях клириков Омско-Сибирской епархии и им сочувствующих» от 7 марта 2016 г.), игнорируя мнение священства, мирян и даже такой авторитетной обители, как Леснинская, отложив в «светлое будущее» созыв Освященного Собора, так и не создав Собора Архиерейского (в нарушение Положения о РИПЦ), сегодняшний Синод прокладывает некий новый курс. Куда заведет корабль РИПЦ такие скандально известные «кормчие», как господин Мелехов и епископ Гермоген, неизвестно, но вряд ли этот «пункт назначения» устроит верующих, искренне желающих спасения. Ибо Церковь не строится на лжи. А лжи в последних деяниях Синода предостаточно.
Тяготение Леснинского монастыря к Сербской Церкви вполне объяснимо. Как свидетельствуют сами сестры в своем Прошении Синоду РИПЦ, даже престольные праздники возглавляются в Лесне не архиереями РИПЦ, а сербскими владыками. Создается впечатление, что из РИПЦ обитель буквально некто выталкивает.
Авторитет Лесны очень высок и в России и в Зарубежье. Обитель не только является хранительницей духовных традиций дореволюционной России, но ее игуменьи и сестры были в течение многих десятилетий свидетелями, а нередко непосредственными участницами основных событий церковной жизни РПЦЗ. Казалось бы, этот духовный и церковно-политический опыт Лесны должен быть востребован архиереями РИПЦ. Ведь именно на фундаменте РПЦЗ они формально основывают свою законность. Но происходит обратное. Письма благочинной Леснинской обители матери Евфросинии остаются без ответа. И даже присутствуя на заседаниях Синода она не может добиться контакта и понимания от иерархов. Все многочисленные ссылки на примеры из истории РПЦЗ, приводимые ею в своих работах, также совершенно неинтересны епископам РИПЦ. Очевидно, что отказ от Предания РПЦЗ, прозвучавший в скандальном «Ответе Синода…», есть не только декларация, но и свершившийся факт.
А ведь вопросы, подняты матерью Евфросинией, сложно назвать малозначимыми. Отметим основные, смутившие ее в «Ответе Синода…» моменты:
1) Отказ Синода арх. Тихона от опоры на Предание РПЦЗ;
2) Заострение отношения к МП, ужесточение темы «безблагодатности» по сравнению с «Экклезиологическими основами», соборно принятыми в 2008-м году, и традицией РПЦЗ;
3) Как особо отмечает м. Евфросиния, более всего ее смутил пересказ в новом духе истории о борьбе «бостонцев» с «еретиками» в руководстве РПЦЗ, провозглашение «бостонцев» вообще (и Мелехова, в частности) исповедниками, выгораживание личности еп. Григория (Граббе), неуважительное и несправедливое отношение к митр. Виталию;
4) Ложные обвинения омских клириков в приверженности киприанизму, в то время как они лишь законно желали соборного рассмотрения этого вопроса.
Кроме того, м. Евфросиния неоднократно отмечает, что прежние документы РИПЦ принимались СОБОРНО, и если иерархи желают в чем-то изменить учение и дальнейший курс, следует делать это также – соборным, «церковным путем, а не просто административным». Все эти вопросы подробно рассмотрены м. Евфросинией в работе «О новом документе РИПЦ».
К тому же призывали и «омские» клирики. Теперь Синод архиеп. Тихона именует их не иначе, как раскольниками (иногда еще – еретиками). Но клирики хотели от Синода всего-то лишь исполнения Канонов Церкви, Положения о РИПЦ. Однако услышаны так и не были. А ведь, как писал прп. Феодор Студит: «…епископам отнюдь не дана власть преступать какое-нибудь правило, а – только следовать постановлениям и держаться прежнего» (Преподобный Феодор Студит. Послания, т. 1. Приход храма Святаго Духа сошествия. М., 2003, с. 72-75, (из письма к Феоктисту-магистру).
О том, что раскол не смывается мученической кровью, напоминают регулярно сторонники сохранения официальной церковной структуры, и неважно, к какой из юрисдикций они принадлежат. Безусловно, это так. Только вот, цитирующие это высказывание, часто просто не понимают, что есть раскол. Если подходить формально, то это – любое разделение. И экуменисты сразу поддержат - они же приносят на своих собраниях покаяние за разделение, а потом стараются объединить всех: от сатанистов и язычников до именующих себя православными.
Но если следовать этой сухой логике, к раскольникам придется отнести и св. Максима Исповедника, и прп. Феодора Студита, и наших русских святых Иосифа Волоцкого, Геннадия Новгородского, и уж конечно – новомучеников века двадцатого, и отцов-исповедников Церкви Катакомбной. Все они (да и многие другие святые) противостояли официальной церковной организации, иногда даже разрывали общение со своими патриархами. Все они хранили верность Церкви Христовой. Их пример для нас актуален, на них мы равняемся. На их святые молитвы уповаем и в нынешнем обстоянии. И потому «…не будем жалеть земного, чтобы не потерять небесного, не будем подавать соблазна Церкви Божией, которая может состоять и из троих православных, по определению святых, чтобы не быть нам осужденными судом Господним» (Преподобный Феодор Студит. Послания, т. 1. Приход храма Святаго Духа сошествия. М., 2003, с. 131-132, (из письма к Феофилу-игумену)

Разрушительные действия Синода архиеп. Тихона последовательно ведут к полному развалу РИПЦ, как организации. Это глубоко прискорбно. Ведь заложниками тонких (или грубых) церковно-политических «игр» иерархии становятся люди, простые прихожане, которые, в общем-то, не обязаны разбираться во всех этих «околобогословских переплетах». Им хочется доверять своим пастырям и архипастырям. Но доверие может завести в пропасть. Таковы наши лукавые времена.
На сегодняшний день от Синода архиеп. Тихона почти в полном составе отделились Северо-Американская и Омско-Сибирская епархии. На пороге отделения Западно-Европейская епархия. В сложном положении епархия Австралийская. Там тоже немало сторонников разрыва с архиеп. Тихоном и его Синодом. Таким образом, почти половина епархий не считает для себя возможным оставаться под управлением Синода архиеп. Тихона.
Так и хочется спросить, неужели же иерархи, допустившие столь колоссальный распад, нисколько не виновны в нем?



протоиерей Василий Савельев с прихожанами храма Святых Царственных мучеников и всех Новомучеников и Исповедников Российских,
архимандрит Илия (Емпулев) с прихожанами,
иерей Александр Кремер с приходом домового храма в честь святого мученика Василия Мангазейского,
иерей Валерий Ивашов с приходом домового храма в честь Святителя Петра, Исповедника Глазовского,
иеромонах Иоанн (Ляшенок) с приходом домового храма в честь иконы Божией Матери «Спорительница хлебов»