Леснинский монастырь

 

Тексты и статьи


Современные Россия, Украина и Запад: духовный смысл сегодняшних конфликтов

Сергиев посад
Киево-печерская лавра

          Примерно два с половиной года тому назад начался конфликт между Россией и Украиной, который так печально делит Православных христиан, в том числе и чад нашей Церкви, на партии и враждующие стороны и который рассорил стольких бывших друзей, даже родных и близких. Наша Церковь по сей день официально не высказала определённой позиции по отношению к конфликту, призывая лишь к молитве о прекращении братоубийственной войны и разрешая молиться за воюющих по обе стороны. Многие недоумевают, как же на самом деле Православный христианин должен относиться к происходящему. Другие, увы, воспринимают молчание нашего Синода как знак согласия со своим личным мнением и решают, что это даёт им право не только его высказывать, но и представлять как мнение Церкви, обязательное для всех. Отсутствие какого-либо заявления или постановления Синода по этому поводу и не совсем корректные высказывания отдельных архиереев и священнослужителей - одна из причин, заставивших несколько общин прекратить молитвенное поминовение Председателя Архиерейского Синода, обвинивших наш Синод в сергианстве. Для разрешение конфликтов, восстановления взаимопонимания и примирения враждующих наш монастырь считает необходимым и неотложным принятие Синодального Положения или Обращения по этому поводу. Прилагаю свои соображения о происходящем - взгляд Православной христианки-монахини, воспитанной с младенчества в РПЦЗ, живущей на Западе, но всегда считавшей себя русской. Высказываю эти соображения с надеждой, что Синод может найти их полезными в составлении такого документа.

           Во-первых, мне кажется, нельзя не сознавать, что этот конфликт - величайшая беда и трагедия. Сталкиваются два православных братских народа, которым надлежало бы жить в мире и согласии, «да единомыслием исповедати» Святую Троицу, а не стрелять друг в друга. Мы не можем об этом не скорбеть, и самая наша первая и горячая молитва, общая и обязательная для всех, должна быть о прекращении кровополития и о водворении мира.

          Во-вторых, надо признать, что помимо вооружённого конфликта идёт информационная война. Все силы и стороны, замешанные в конфликте, используют СМИ, социальные сети и современную технологию, чтобы донести до масс свою «правду». На эту информационную войну пущены колоссальные средства и силы, ведётся она круглосуточно, безпрестанно, и каких-либо правил поведений или понятий о совести и чести на этой войне нет. Информация искажается, передаётся превратно, часто передают заведомую ложь. Надо признаться, что мы не знаем и не можем знать всю правду о том, что происходит, и следовательно, православный христианини никак не может составлять мнение, определяться по отношению к происходящему, ссылаясь исключительно на такие сведения. Необходимо это объяснять нашей пастве и призывать её как можно больше избегать СМИ и социальные сети, погружаясь в виртуальный мир только по необходимости, по долгу службы, для переписки и т.п.  В наши дни, наверное, как никогда прежде, мы должны помнить, что христианин призван быть «не от мира сего», и необходимо каждому из нас воспитывать в себе Православное мышление и мироощущение, чтобы в душе и сердце были верные духовные ориентиры, которые помогут правильно определяться по отношению к политическим и социальным процессам, происходящим вокруг нас. Это возможно только при постоянной работе над собой, над очищением сердца и при изучении и бережном хранении нашего истинно-православного достояния. Мне кажется, это именно тот путь, который свят. Филарет нам указал в своём духовном завещании:

          «Держи что имеешь» Эти слова, взятые из священной книги Апокалипсис, в наше время, в наши многоскорбные, лукавые, соблазнами исполненные дни, имеют особо важное значение. Они напоминают нам о том драгоценном духовном богатстве, которым обладаем мы, чада  Православной Церкви. Да, мы богаты. И это духовное богатство есть то, что имеет Святая Церковь... Учение веры – нашей чудесной, спасающей православной веры; многочисленные живые примеры людей, живших по вере... красота и великолепие нашего православного богослужения, и живое соучастие в нем через веру и молитву; полнота благодатной жизни, открытой всем и каждому...»

Только таким путём мы сможем уберечь чад нашей Церкви от раздоров и разделений, потому что «венец всего» этого, продолжает Святитель, есть:

          «единение чад Церкви в той любви, о которой сказал Спаситель: по тому узнают люди, что вы – Мои ученики, если будете иметь любовь между собою.»

          Если мы будем жить «полнотой благодатной жизни», о которой писал свят. Филарет, и помнить, что, по словам Апостола, «житие наше на небеси есть», нам не страшны будут никакая «мировая закулиса» или «мировое правительство», и мы не станем друг друга клеймить «русофобами» или «укрофашистами».
 Известно, что свят. Филарет считал, что власть и политика — это те сферы, от которых верующему человеку надо держаться подальше, и не благословлял своим духовным чадам поступать на работы, связанные с ними. Многим из нас предлагали работу в американских органах госбезопасности, сулили блестящие карьеры, но помня Владыкин совет мы отказывались. Среди русской эмиграции было много талантливых людей, работающих в самых разных отраслях науки и культуры, но я не припомню среди них ни одного политика или чиновника, стремящегося к государственной власти. Это считалось неприемлемым для чад Зарубежной Церкви и предательством той России, которую мы потеряли, но чьи духовные ценности мы хранили и продолжаем хранить.
Исходя  из того представления, что для нас выше и дороже всего жизнь в Церкви, я никак не могу согласиться с подписчиками «Обращения Гомельской Епархии», составленного с благословения Еп. Гермогена, в октябре 2014 года, в том, что «...в настоящее время цели русских православных людей и путинского режима совпадают...». Путинский режим всегда и везде исповедует себя прямым наследником советского режима, который по словам Архиеп. Нафанаила (Львова) «оправдывает, обеляет, и восхваляет величайшие жестокости, обманы, насилия и вообще попрание всех Божеских и человеческих законов, наибольшие преступления, когда-либо бывшие в человеческой истории.» В церковной жизни, в церковной истории нет срока давности, и пока сегодняшнее правительство России солидаризируется с силой, творящей эти злодеяния, мы никак не можем его считать законным или имеющим какое-либо отношение к прежней, царской России, к Святой Руси, и никогда, ни в чём наши цели не могут совпадать. На мой взгляд, объяснение, данное одним из авторов «Обращения», о. Диаконом Александром в его письме, написанном в феврале 2016 года, о том, что он имел в виду цели Путина в его «борьбе (за сохранение своего места в масонской мировой элите- уточнение автора)», в которой тот «вынужден опираться на русские патриотические силы, и поэтому в настоящее время цели православных русских людей и путинского режима совпадают со стороны защиты порабощаемого и истребляемого русского населения юга-востока Украины» не только никак не меняет суть этого высказывания, но, наоборот, в лишний раз подчёркивает его убеждение, что можно совместить несовместимое: что цели русских православных людей и цели убеждённых последователей и продолжителей богоборческого, цареубийственного режима могут совпасть. Полная несовместимость этих целей  подтверждается не только неоднократными кощунственными словами и высказываниями  Путина о Царе-Мученике, но и всеми проявлениями возрождения советской, коммунистической символики, коммунистических молодёжных организаций и т.п., которые мы наблюдаем в последнее время. События  в связи с юбилеем трагедии в Лиенце в 2015 году, когда российские власти воспрепятствовали выезду в Австрию многим людям, пожелавшим почтить память сталинских жертв, ясно нам продемонстрировали, что современная власть и советская — одно и то же: были использованы обвинения в экстремизме, то есть типично советские методы. Этот пример, всего лишь один из многих, в очередной раз меня убеждает в невозможности считать цели нынешней российской власти православными или в чём-либо богоугодными.  Я не дерзну назвать сергианами подписантов и сторонников «Обращения», но всё-таки считаю, что они далеки от того отношения к советскому режиму, которое исповедовали и за которое погибали Новомученики Российские, и о котором говорил свят. Филарет Нью-Йоркский, запрещая своим чадам участвовать в политических движениях.  Я имею в виду полное неприятие современного российского режима и полный и окончательный отказ в чём-либо его поддерживать или с ним сотрудничать. В этом контексте я никак не согласна принять призывы о. архим. Илии (Емпулева) поддерживать всеми силами ополчение, которое устроено и финансировано современной российской властью, и тем более я против того, чтобы наши священники благословляли вступать в ряды этого ополчения. Я не согласна принять уверения того же «Обращения Гомельской Епархии», что борьба ополчения привела к «неконтролируемой ситуации духовного подъема», что она защищает «традиционную монархическую идеологию исторической Русской Православной Церкви». Я не согласна с мнением вл. Гермогена, высказанном в письме Владимиру Моссу в Прощеное воскресенье 2015 года, что «амбиции Кремля ...невольно заставляют защищать народ в Малороссии от целей мироустройства полностью духовно растленного Запада, ... и это в настоящее время препятствует всемирному утверждению складывающегося Царства антихриста.» Особенно оскорбляет мою совесть сравнение ополчения с Белым движением. Я никак не сомневаюсь, что многие вступили в ряды ополчения по самому искреннему, чистому побуждению, что они являются православными христианами и искренне считают, что они борются за русские идеалы. Но наличие этих людей в ополчении не делает само дело правильным, не оправдывает путинскую власть и уж никак не превращает путинских ополченцев в воинов Белого движения.

           Может быть, мне ответят, что ополчение борется не с украинцами, а с Америкой, и, как сейчас любят выражаться, с «содомозападом». Я не отрицаю, что Америка и Евросоюз, защищая свои интересы, поддерживают сегодняшнее правительство Украины, и по всей вероятности, снабжают украинскую армию техникой и оружием. Но гибнут на войне не американцы или европейцы, сторонники глобализации или содомиты, а православные украинцы и русские. Поэтому я никак не соглашусь с вл. Гермогеном, что ополчение, за которым стоит путинская власть, является «сопротивлением в народе планам антихриста разрушить Россию»...  

          Меня очень оскорбляет противопоставление сегодняшней России и Запада в таком высказывании вл. Гермогена: «... мы считаем, и точнее знаем, что главное наступление антихриста идет из Западного мира, где США и Великобритания первые его орудия... Мы молимся, чтобы та степень духовного растления, которая у вас в Англии подольше бы не достигала Российскую землю...», и, что «...цель катакомбников наших приходов только одна: молитвами просить Бога остановить бойню и угрозу порабощения интересам растленного антихристова Запада населения Малороссии...» Я никак не согласна и с мнением вл. Гермогена, что «в народах России сейчас еще больше крепости к духовным извращениям , чем на уже официально содомском Западе. Намного ли не знаю, но это есть.» Почему народы России считаются настолько более духовными, чем народы Запада? Почему столькие из наших верных считают, что Запад и Америка уже полностью порабощены антихристом и что никто здесь не замечает и не сопротивляется процессам апостасии? Забывают, что большинство европейских народов были просвещены светом Христовым и крещены на несколько сот лет раньше, чем Россия. Европа была православной землёй, и эта земля и эти народы явили сонмы мучеников, святителей, преподобных и благоверных князей. Даже новый мир — Америка, явила православных мучеников-алеутов и таких подвижников благочестия, как о. Серафим (Роуз) и брат Иосиф Муньоз. Во всех странах Европы и в Америке можно встретить много людей, которые борются против глобализации, против абортов, против однополых браков и т.д. В нашей секулярной Франции сотни тысяч людей вышли протестовать против признания однополых браков, много государственных чиновников отказались «венчать» такие пары и покинули свои посты в знак протеста.  Недавно, прошедшим Великим Постом, наши сёстры были свидетелями тому, как французы стояли несколько часов в очереди, чтобы поклониться Хитону Христову. Эта великая святыня хранится здесь, на Западе - простые люди сумели сохранить её, несмотря на гонения и повсеместное уничтожение святынь во время французской революции. В этом году в Америке западными христианами сделаны огромные шаги по ограничению возможностей и сокращению числа абортов и сильно урезаны государственные субсидии организациям, рекламирующим этот грех и спекулирующим на нём. В Польше и в пяти других странах аборты вообще запрещены законом. Почему все эти страны и народы порабощены антихристом, а в современной России наблюдается «неконтролируемая ситуация духовного подъема..., что может дать мощный толчок к духовному возрождению...»? Ведь в двадцатом веке нигде в Америке или Европе не преследовались православные христиане, ведь именно в России погибли миллионы верующих, и погибли они от руки предшественников сегодняшних вождей. Отношение вл. Гермогена, о. Илии и их сторонников к нам, живущим на Западе, как к людям второго сорта очень нас возмущает и смущает. Однако же наша Церковь ни разу не высказалась против этого. Создаётся впечатление, что наша Церковь признаёт только живущих в России подвизающимися, ибо они воюют против чипов, кодов, ИНН, прививок и паспортов, а теперь ещё и против сил антихриста в лице украинцев, финансируемых Америкой. А все мы, живущие на Западе,  давно уже сдались и пропадаем, окруженные однополыми браками, в масонских государствах, пользуясь банковскими карточками и принимая биометрические документы с чипами.

          Многие из нас считают наше время апокалиптическим, многие считают, что мы живём в преддверии воцарения антихриста. Тем более нам следует обратить внимание на то, что Священная Книга Апокалипсиса не выделяет ни одного народа или государства как особо благословенного или не порабощенного Вавилонской блудницей. Все мирские царства и князья ей поклонятся. Смогут ей противостоять только те, кто поклонится Агнцу, кто признает над собой прежде всего Его владычество. Мы должны сознавать, что со времен первой богоборческой французской революции и особенно после крушения Самодержавной Православной монархии в России, никакой народ и тем более никакое современное государство, ни в Америке, ни в Европе, ни в России не может считаться в каком-либо смысле богоизбранным или противостоящим процессам, описанным  в Апокалипсисе, противостоящим антихристу. Вовлеченность в эти процессы и степень согласия или соучастия в них могут быть разными, но всё современное общество заражено. Нам следует всё чаще и настойчивее призывать к «полноте благодатной жизни» и к «единению чад Церкви в той любви, о которой сказал Спаситель: по тому узнают люди, что вы – Мои ученики, если будете иметь любовь между собою», как говорил свят. Филарет, а не увлекаться современными политическими вождями или движениями.

          В заключение, я хотела бы коснуться вопроса о поминовении «христолюбивого воинства или воинов», в котором к таковым относят любого крещеного солдата, исповедающего себя православным. По моему глубокому убеждению, «христолюбивым воинством» могут быть только сражающиеся за веру, царя и отечество в рядах войска Православной монархии. В Зарубежной Церкви многие отказывались поминать воинов Белого движения как «христолюбивое воинство», так как многие из вождей Белой армии сыграли немалую роль в свержении Помазанника Божия и приветствовали революцию. Исповедник Патриарх Тихон не посчитал возможным благословить Белое движение, и в таком же духе РПЦЗ официально не благословляла Власовское движение-РОА и не молилась о нём как о христолюбивом воинстве. Многие русские эмигранты сражались на стороне ген. Франко против коммунизма во время испанской войны и многие шли добровольцами на войны в Корее и Вьетнаме, желая хотя бы в этих далёких странах бороться против коммунизма. Их поминали воинами, но не «христолюбивыми». Безусловно, родные и близкие сегодняшних воинов обязаны и хотят о них молиться. Но не следует превращать эту молитву в политическую акцию, присвояя сегодняшним военным звания христолюбивых воинов, тем самым определяя именно их сторону как единственную правильную и православную. И в этом духовном делании, в наших богослужениях, нам следует хранить завет свят. Филарета, и «держать, что имеем», ставя «единение чад Церкви в любви» выше спорных и смущающих молитв и поминовений.

          От всей души желаю и надеюсь, что в скором будущем наш Синод примет соответствующие решения и составит документ, отражающий строго православный взгляд на вышеуказанные вопросы.