Леснинский монастырь

 

Франция: Фуркё-Провемон (1950-2006)


После кончины Матушки Нины в 1949 году в Белграде игуменией Леснинского монастыря стала монахиня Феодора (в миру княгиня Нина Николаевна Львова), до игуменства заведовавшая Хоповским приютом. В конце 1940-х годов возникла реальная опасность высылки монастыря из Югославии в СССР, потому что югославские коммунисты, поссорившись с советскими, репатриировали всех русских, независимо от их убеждений: и «красных», и «белых». Нужно было бежать за границу. Матушка Феодора воспользовалась связями в дипломатических кругах, и в августе 1950 года сёстры выехали во Францию.

Фуркё (1950-1967).

Главный монастырский корпусВ Париже сёстры сначала поселились у гостеприимных католических монахинь, а в декабре 1950 года - в доме, арендованном в местечке Фуркё под Парижем. Главный монастырский корпус При доме был небольшой каменистый участок земли, на котором вскоре возник огород с грядками клубники и кустами малины. Постепенно появились куры, козы и пасека. Сёстры шили облачения, плели чётки, писали иконы, делали свечи из своего воска, пекли просфоры и брали другие заказы. В Белграде богослужение совершалось без иконостаса, а в Фуркё был походный иконостас, присланный из Швейцарии Леонтием, епископом Женевским. Хозяева предоставили монастырю церковь, и в ней часто служили архиепископы Иоанн и Антоний, ныне прославленные Русской Церковью, а также епископы Леонтий и Нафанаил.

В Фуркё постепенно уходили из жизни старые монахини, своим подвигом сохранившие монастырь при немцах и при коммунистах в Югославии и перенесшие традиции русского монашества во Францию. Под мудрым руководством  Матушки Феодоры, новые послушницы воодушевлялись примером старших, и традиционный лик монастыря сохранялся неизменным. Храм, украшенный к ТроицеТрадицию, родившуюся в Хопово - быть «уголком старой России», монастырь сохранил и во Франции. Сердечное участие монахинь ко всем, кто обращался к ним, и конечно, чудотворная икона Божией Матери привлекали в Фуркё множество паломников из разных стран Европы.

Однако, переездом в Фуркё странствия монастыря не завершились. Вскоре хозяева предложили сёстрам  либо выкупить дом, либо покинуть его. Несколько лет собирали средства и вели переговоры об условиях продажи. Дело кончилось тем, что хозяева отказались продавать дом, и в 1965 году леснянки начали поиски нового пристанища. Два года поиски продолжались безуспешно, но игумения Феодора и сёстры твёрдо верили, что Божия Матерь, сохранив их от опасностей  двух мировых войн и коммунистического гнёта, Сама укажет место, где им пребывать. Так и случилось.. 

Провемон (1967-2006).

Проезжая весной 1967 года по сельской дороге в Нормандии, монахини увидели на перекрёстке статую Божией Матери и поняли, что здесь находится избранное Владычицей место их нового пристанища. Её чудесной помощью, пожертвования поступали из всех приходов Зарубежной Церкви, и вскоре сёстры купили старинное поместье Общий вид Общий видПровемон, в котором был большой дом, много служб, обширный парк с прудом и речкой, и - главное - большая церковь, правда, католическая. В сентябре 1968 года Владыка Антоний, архиепископ Женевский и Западно-Европейский, торжественно освятил церковь, принявшую к тому времени православный облик.

В Провемоне, как и в Фуркё, монахини устроили огород, фруктовый сад и пасеку. Радуясь деревенской тишине собственного поместья, сёстры в то же время горевали, что из-за удалённости от Парижа они потеряют контакт с русскими эмигрантами. Этого не произошло, наоборот, количество гостей увеличилось: большая монастырская гостиница дала возможность принимать паломников не только из Франции, но и из других стран.

Летний храмВ 1976 году Матушка Феодора отошла ко Господу, и четвёртой игуменией Леснинского монастыря стала монахиня Магдалина, в миру графиня Нина Павловна Граббе, знаток святоотеческой литературы и аскетики. Высоко ценя её знания, духовенство епархии советовалось с ней по богослужебным и пастырским вопросам, за помощью к ней обращались переводчики святоотеческих памятников. Благодаря её стараниям, был заново издан сборник Валаамского монастыря «Умное делание» об Иисусовой молитве - сначала на русском, а вскоре на английском и французском языках.

При Матушке Магдалине монастырь впервые посетил брат Иосиф Муньоз и стал часто приезжать с мироточивой Иверской иконой, оставаясь иногда подолгу и работая над новым иконостасом для зимнего храма. Когда у Матушки Магдалины открылся рак в 1987 году, Хозе, как его звали по-испански, особенно трогательно проявил свою любовь к Лесне, сразу же приехав с мироточивой иконой. Святыню ежедневно приносили после литургии крестным ходом из храма в келью к Матушке, и она скончалась перед иконой. Очень поддерживал он и последующих игумений, неизменно приезжая на Пасху и на монастырский праздник. Убийство Хозе в 1997 году было страшным ударом для монастыря.

После кончины Матушки Магдалины архиепископ Антоний назначил игуменией монастыря казначею Афанасию (в миру Елену Павловну Гуттенберг), чьё игуменство совпало с падением советской власти, и в монастырь стали приезжать паломники и послушницы из России, ценя традиции дореволюционного русского женского монашества, утраченные  на родине. В эти годы совершилось церковное прославление преп. Амвросия Оптинского, с чьего благословения  монастырь был создан, и прошёл Ахиерейский Собор Русской Зарубежной Церкви, постановивший прославить свят. Иоанна Шанхайского, который  много помогал монастырю и благословил покупку имения в Провемоне.

За несколько недель до своей смерти в 1993 году, Владыка Антоний отпустил тяжело заболевшую Матушку Афанасию на покой, назначив шестой леснинской игуменией монахиню Макрину,  регентшу и уставщицу монастыря. Выбор Владыки Антония пал на Матушку Макрину благодаря её любвеобильному сердцу и многолетнему монашескому опыту. Зная о своей скорой  кончине, Владыка хотел оставить монастырь под руководством такой игумении, которая помнила бы Матушку Феодору и старых леснинских сестёр и хранила бы их традиции. Считая любящее христианское сердце основой правильно поставленного монашеского подвига, Владыка высоко ценил Матушкину любовь к детям и обездоленным.

Владыка Серафим

В том же 1993 году при Леснинской обители поселился епископ Серафим (в миру протоиерей Игорь Дулгов, 1923-2003), занявший Западно-Европейскую кафедру после кончины архиепископа Антония. Ещё протоиереем, о. Игорь просил разрешения у Владыки Антония и игумении Афанасии поселиться при монастыре на покое и заняться издательской деятельностью. Однако, Господь судил иначе, и о. Игорь не ушел на покой, а стал правящим архиереем, взяв в монашестве имя Серафим в честь св. новомученика Серафима (Загоровского), духовного отца леснинской монахини Магдалины, и пожелав именоваться «епископом Леснинским». Впервые в истории Русской Церкви епископскую кафедру нарекли в честь женского монастыря, что смутило многих, и титул Владыке Серафиму вскоре поменяли на «Брюссельский и Западно-Европейский», но монастырь он не оставил, и для леснинских сестёр навсегда остался своим.

Вл. архиепископ Серафим с иг. Макриной в день его хиротонии во епископа ЛеснинскогоПребывание Владыки Серафима в Провемоне привлекло к монастырю многих его духовных чад и любимую им молодёжь. Владыка помогал сёстрам принимать паломнические группы и членов молодёжных организаций из всех стран русского Зарубежья, а в последние годы - и из России. Он принимал участие во Втором Архиерейском Соборе, состоявшемся в монастыре в 1994 году, а также в духовных и церковно-певческих съездах, которые проводились при монастыре ежегодно с 1996 по 2000 годы. Знаток  литургики и Православного богослужения, Владыка всегда стремился делиться своими знаниями с молодёжью, стараясь привить ей любовь к богослужению. Не оставлял он и издательскую деятельность, выпустив два номера епархиального Вестника, детскую иллюстрированную книгу о монастыре, сборник монастырских рождественских колядок, брошюру об императоре Павле I, несколько брошюр богослужебных текстов и три видеофильма.

В начале 2001 года Владыка перенес тяжёлую операцию, которая прошла не совсем удачно, и силы его стали заметно угасать. В ноябре 2003 года Владыка в последний раз отслужил любимую им литургию св. ап. Иакова и произнёс свою последнюю проповедь - о молитве «Единородне Сыне». Через неделю его положили в больницу, так как болезнь вернулась с прежней силой, а ещё через неделю Владыки не стало. Погребён он на монастырском кладбище в Провемоне, среди любимых им леснинских сестёр.