Леснинский монастырь

 

Леснинские игумении


Матушка Екатерина,

основательница обители, (в миру графиня Евгения Борисовна Ефимовская, 1851-1925), выросла в глубоко православной московской семье. Окончив в 19 лет Московский университет, она сначала писала стихи и повести для литературных журналов, но вскоре стала изучать святоотеческие труды и писать на богословские темы. В 1870-е годы она преподавала в Москве: в Николаевском институте и в собственной школе-пансионе, а затем  уехала в Европу: сначала во Францию, а потом в Англию, откуда вела обширную переписку с видными богословами и писателями своего времени: преосв. Михаилом (Грибановским), Иваном Аксаковым, Владимиром Соловьёвым, Иваном Тургеневым и другими. Вернувшись в Россию, она некоторое время работала в монастырском училище в Полтавской губернии, а потом - в православной народной школе Сергея Рачинского в его имении Татево. В 1885 году, по приглашению Варшавского архиепископа Леонтия и с благословения преп. Амвросия Оптинского и св. прав. Иоанна Кронштадтского, она стала настоятельницей созданной в Лесне православной женской общины, а в 1889 году - первой игуменией Леснинского монастыря. Помимо управления «деятельным монастырём», что включало руководство духовной жизнью сестёр и приютских детей, строительство, сельскохозяйственное и промышленное производство при монастыре, а также благотворительность, образование и медицинскую помощь населению, Матушка Екатерина способствовала созданию новых монастырей и писала богословские труды. Во время и после Первой мировой войны монастырь пережил несколько спешных эвакуаций: в Петербург  (1915), Бессарабию (1917) и Сербию (1920) - сначала в Белград, а затем в Хопово, где Матушка Екатерина руководила духовной жизнью сестёр, писала на богословские темы и выступала с докладами на съездах православной молодёжи до самой своей кончины в 1925 году. Похоронена она в Хопово, где в 1946 году её мощи были обретены нетленными.

Игумения Екатерина Леснинская (Ефимовская)—соподвижница мит. Антония (Храповицкого)

Матушка Екатерина
Митрополит Антоний Храповицкий

В своём некрологе, написанному к 40-у дню по кончине Игумении Екатерины (Ефимовской), основательницы Леснинского Свято-Богородицкого монастыря в декабре 1925 года, мит. Антоний (Храповицкий) о почившей написал: «Старица эта была личностью историческою» , и вкратце изложил удивительный, многотрудный путь этой монахини-подвижницы из дворянского сословия, одной из первых женщин, получившей высшее образования в Российской империи, другом и сотрудницей многих из славянофилов 19-го века, пользовавшейся уважением И. С. Аксакова, В. С. Соловьева, собеседница И. С. Тургенева, сотрудница С. А. Рачинского, главного идеолога Русской церковно-приходской школы, и основоположителя православной педагогики. Мит. Антоний подчеркнул её ум и образованность: «Смолоду она отличалась огромной начитанностью и не только говорила на 4-х языках, но и сама печатала свои философские и моральные размышления.» , и восхищался тем, что всей этой деятельности графиня Ефимовская предпочла монашескую стезю, на которой трудилась «неустанно и благоуспешно, и не покидая поста и молитву»  , на гранницах Российской Империии «устроила очаг православия в самой гущи католичества»  служа народу, и особенно больным и детям-сиротам. Еще до революции неутомимая игумения устроила 3 подвория своего монастыря и способствовала открытию 5-и новых, многолюдных обителей. В «гостеприимной Сербии», как её назвал мит. Антоний, Матушка Екатерина смогла возродить сербское женское монашество, полностью исчезнувшего за долгий период турецкого, исламского ига, и ко времени её кончины в этом краю процветали 3 женских обителей, составленных из её родного Леснинского монастыря.

 Opens internal link in current windowчитать дальше

Матушка Нина,

вторая игумения монастыря (в миру Наталия Григорьевна Коссаковская, …1949), поступила в монастырь в 1899 году, против воли отца, перед этим поставив на ноги после смерти матери братьев и сестёр. Пережив несколько тяжёлых операций из-за хронического туберкулёза спинного мозга, Матушка Нина с трудом передвигалась, но при этом обладала неисчерпаемой энергией и работоспособностью. Сначала она состояла  ризничей, но вскоре, в качестве казначеи, стала заведовать монастырской экономикой - от сельского хозяйства и строительства до больничного дела и благотворительности. В 1907 году, по ходатайству Матушки Екатерины, которая  желала уйти на покой и заниматься исключительно духовной деятельностью, казначея Нина была определена Священным Синодом в сан игумении, но обстоятельства сложились так, что монастырём пришлось управлять вдвоём до самой кончины Матушки Екатерины в 1925 году. Несмотря на тяжёлую болезнь, Матушка Нина вела монастырь твёрдой уверенной рукой и в мирные годы, и во время мировых войн и государственных переворотов. Перед своей кончиной в 1949 году, она бескомпромиссно восстала против антирелигиозной и антирусской политики югославских коммунистов, превратив монастырь в прибежище для всех гонимых: как русских, так и сербов. Могила её находится в Белграде.

Матушка Феодора,

третья игумения монастыря, (в миру княгиня Нина Николаевна Львова, …1976), получила это назначение в 1949 году, в Белграде. Потеряв мужа на Первой мировой войне, она поступила в монастырь в начале 1920-х с благословения митрополита Антония (Храповицкого). Разнообразные таланты и незаурядные административные способности  монахини Феодоры (она была одарённым музыкантом, знала разные рукоделия, занималась пчеловодством) обеспечили ей успешное двадцатилетнее заведование Хоповским детским приютом. Умение сочетать эти таланты и способности с высокой духовной жизнью сделали её чуткой руководительницей и матерью-игуменией, на чьи плечи легла задача руководства монастырём в тяжёлое послевоенное время в коммунистической Югославии, а затем во Франции. В 1950 году ей удалось спасти сестёр и святыни монастыря от репатриации и найти для них пристанище в Фуркё под Парижем, а в середине 1960-х она приложила много сил к тому, чтобы купить для монастыря имение в Провемоне и обосноваться  в нём. Именно при Матушке Феодоре, тайно принявшей постриг в великую схиму ещё в Сербии, Леснинский монастырь стал духовным центром русской европейской эмиграции.  Она скончалась в 1976 году в Провемоне, где и похоронена у главного храма обители.

Матушка Магдалина,

четвёртая игумения монастыря (с 1976 года, в миру Нина Павловна Граббе, …1987). В числе её предков был известный философ А. С. Хомяков, а сама она была духовным чадом митрополита Антония (Храповицкого) и епископа Гавриила (Чепура), знатока богослужебного устава и знаменного распева. Исключительно способная к наукам, она ещё в России окончила гимназию, в совершенстве владела русским, сербским, английским и французским языками и много занималась самообразованием, особенно богословием. Матушка Магдалина поступила в монастырь в Белграде в конце Второй мировой войны и сразу же стала вносить серьёзный вклад в обеспечение монастыря, получая плату за частные уроки. Среди её учеников был сын французского консула, что дало ей возможность достать визы для нескольких русских и тем спасти их от высылки в СССР, а потом вывезти во Францию весь Леснинский монастырь. Благодаря глубоким познаниям в патристике, литургике, истории Церкви и умению передавать свои знания интересно и доступно, Матушка Магдалина имела духовных чад всех  возрастов, национальностей и общественных сословий (в их числе был брат Иосиф Муньоз). Скончалась она в 1987 году от рака. Могила её находится у главного храма в Провемоне.

Матушка Афанасия

(в миру Елена Павловна Гуттенберг,1910-1999) стала наместницей монастыря во время предсмертной болезни Матушки Магдалины, а после её кончины в 1987 году - пятой Леснинской игуменией.  Первые впечатления монашеской жизни она получила в Марфо-Мариинской обители в Москве, куда попала в раннем детстве из тюрьмы, где оказалась с матерью-дворянкой  после ареста отца, офицера царской армии, вскоре расстрелянного большевиками. Немецкие родственники матери выписали их обеих в Германию, и там Елена получила образование, а потом работала в киноиндустрии. Побывав дважды замужем и вырастив двух сыновей, она поступила в монастырь св. Марии Магдалины в Гефсимании, но постоянная угроза войны и отсутствие духовного руководства побудили её оставить Святую Землю, и с благословения архимандрита Корнилия из монастыря преп. Иова Почаевского в Мюнхене она поступила в Леснинский монастырь, переехавший тогда в Провемон. Благодаря знанию иностранных языков и опыту канцелярской работы, она сначала помогала казначее монастыря, а потом и сама стала казначеей. Матушка Афанасия правила монастырём всего шесть лет, будучи уже в преклонном возрасте и слабого здоровья, к тому же вскоре после назначения игуменией она заболела раком и ушла на покой в 1993 году. Скончалась она в 1999 году и похоронена на монастырском кладбище.

Матушка Макрина,

шестая игумения монастыря (с 1993 года, в миру Мавра Карповна Холмова) , родилась в 1937 г. на Псковщине. Покинув СССР во время Второй мировой войны, семья Холмовых чудом избежала насильственной послевоенной репатриации из Германии и уехала в Марокко, где Мавра получила среднее образование и работала портнихой. Она с благоговением относилась к католическим монахиням, которых изредка встречала во французской колонии, но думала, что гонения на Церковь в СССР полностью уничтожили русское православное монашество. И вдруг в их город приехал православный священник и спросил в русской церкви, не желает ли кто-нибудь из девушек посвятить себя служению Богу в монашестве. Ответом Мавры стали хлопоты о заграничном паспорте для отъезда во Францию, в Леснинский монастырь. В Фуркё Мавру встретила непривычная жизнь, которая казалась райской тем, кто пережил войны и гонения, но на самом деле была нищенской и тяжёлой. Кроме других  послушаний, сестра Мавра сразу же получила послушание на клиросе и вскоре стала регентом. В 1960 году, в день св. великомученика Артемия, когда отмечалось 75-летие монастыря, свят. Иоанн Шанхайский постриг её в рясофор. В мантию её постригли в Провемоне, в день праздника иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радосте», в чью честь Владыка Иоанн выстроил собор в Сан-Франциско. Матушка Макрина хранит в обители леснинские традиции и порядки Владыки Иоанна, его свободный и творческий подход к уставу, отчего богослужения действительно являются сердцевиной, средоточием монастырской жизни.